Экс-глава охраны Бориса Березовского начал сотрудничество с двумя спецслужбами

Экс-глава охраны Бориса Березовского начал сотрудничество с двумя спецслужбами

Сергей Соколов развернул «террористическое подполье» по всей России, чтобы компрометировать руководство крупных компаний.

Арестованный в январе 2018 года бывший руководитель службы охраны покойного Бориса Березовского, эксперт «Федерального информационного центра «Аналитика и безопасность» Сергей Соколов, начал сотрудничать сразу с двумя спецслужбами, сообщает «Коммерсантъ». Обвиняемый в организации подпольных баз для украинских террористов на стратегически важных объектах, в том числе на заводе ТоАЗ, рассказал ФСБ России, что базы были ложными и создавались по заказу коммерсантов, желающих скомпрометировать руководителей предприятий и занять их место. При этом, чтобы выгородить свою подельницу, арестованную в Украине за госизмену, в СБУ он направил письмо, в котором поклялся, что формировал «подполье» не по заданию ФСБ, а только ради наживы. Он якобы «никогда в жизни» не сотрудничал с российскими спецслужбами, «не выполнял их поручений», а разворачивая диверсионную сеть в России, не преследовал «никаких политических целей».

Помимо Соколова в России по «оружейному делу» задержаны так же руководитель информационного центра «Аналитика и безопасность», бывший сотрудник МВД Руслан Мильченко, экс-глава службы безопасности ОАО «Тольяттиазот» (ТоАЗ) Олег Антошин и его бывший заместитель Алексей Алексеев. Их подозревают в незаконном обороте оружия (ст. 222 УК РФ) и взрывчатки (ст. 222.1 УК РФ). В декабре 2016-го полицейские обнаружили при обыске в одном из офисных зданий ОАО «Тольяттиазот» экстремистскую литературу, оружие и боеприпасы. Причем оружейный схрон якобы тогда нашли совершенно случайно — сотрудники Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Тольятти (УЭБиПК) проводили осмотр здания, арендованного ООО «МСА Строй» у «Тольяттиазота» в рамках проверки наличия в действиях сотрудников компании противоправной экономической деятельности. И тут полицейским неожиданно повезло — за потолочными панелями лежала сумка с гранатометом РПГ-18 («Муха»), приклад к автомату Калашникова, патроны, ваххабитская литература и письма к хозяину офиса Магомеду Шишханову. 

Теперь же выяснилось, что Сергей Соколов якобы получил заказ от бизнесмена Валентина Гонастарева сменить руководство ТоАЗа. Именно для этого якобы Соколов организовал фиктивный склад с оружием и экстремисткой литературой в офисе компании ООО «МСА-строй», находящегося на территории завода. На реализацию «террористического» плана, который, по задумке Соколова, должен был скомпрометировать нынешнее руководство завода, получил от Гонастарева 1 млн долларов. На эти деньги он привлек к проекту директора ООО «ФИЦ Аналитика и безопасность» Руслана Мильченко, начальника службы безопасности ТоАЗа Олега Антошина, его зама Алексея Алексеева и адвоката Руслана Эминова. На часть полученных средств политтехнолог купил дом и квартиру своей проживающей на Украине подруге Дарье Мастикашевой, а себе — Lexus RX-400.

Позже подобный «террористический» план был реализован еще в нескольких регионах России. На съемных квартирах злоумышленники обустроили базы под якобы планируемые террористические атаки Павелецкого вокзала, аэропорта Домодедово и Курской АЭС. Причем в качестве подставных исполнителей терактов Мастикашева по заданию Соколова наняла несколько отставных военных из Украины. К августу 2017 года команда Сергея Соколова создала по сути «террористическое подполье» в Москве, Уфе, Курчатове и Тольятти. Однако ни один сценарий не сработал. На ТоАЗе расследовавшие дело следователи ФСБ вышил на организатора схрона с оружием. А в подпольных квартирах нанятые военные обнаружили подозрительные предметы и обратились в правоохранительные органы. В итоге все пять уголовных дел по незаконному обороту оружия объединили в одно, передав его в центральный аппарат ФСБ России. По ходу расследования обвиняемым может добавиться и ст. 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»). Как-либо иначе террористическая тема в обвинениях не представлена — следствие в итоге ограничилось формулировкой, что вооружение хранилось «для нужд одной из тольяттинских ОПГ».

Источник