Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

Алексей Шматко. Фото: личная страница в Facebook

До резонансного дела «Сети» о том, что творится в Пензе, мало кто слышал. Несколько молодых ребят из разных городов, считающих себя анархистами, были задержаны сотрудниками ФСБ, подвергались пыткам и теперь обвиняются в терроризме. Разбираясь в этой истории, мы пообщались с журналистом ОВД. ИНФО Александром Литым, который рассказал нам, что подобные дела пензенские силовики раскручивают давно и упомянул о бизнесмене Алексее Шматко.

История Шматко могла бы стать сюжетом какого-нибудь сериала: у него пытались отобрать бизнес и вымогали деньги, после чего его обвинили в хищении 50 миллионов рублей и посадили в СИЗО, где систематически избивали и пытали. Позже ему удалось сбежать из страны по поддельному паспорту, добраться до Англии и запросить там политическое убежище. Дело бизнесмена вел тот же самый следователь, что и дело «Сети». Мы связались с Алексеем и он рассказал нам о своем опыте «общения» с пензенским ФСБ, вынужденной эмиграции и о том, как в Пензе фабрикуют уголовные дела.

Звонок из ФСБ

 — До 2007 года я работал в компании пензенского филиала «Газпрома» простым инженером-метрологом. Ни к финансам, ни к распределению бюджетов отношения никогда не имел. В 2007 году я ушел в частную компанию «Волгагазпроект», созданную моими родителями. Компания занималась проектированием и строительством газовых объектов, получила множество различных подрядов и заказов. Мы наращивали обороты, делали объекты газификации (это была моя специфика работы еще в «Газпроме») в Пензенской области, начали работать с Саратовом, Нижним Новгородом, Москвой, с Поволжским регионом. В какой-то момент мы получили очень крупный подряд на разработку системы АСКУК (Автоматизированная Система Коммерческого Учета Газа), которая покрывала всю европейскую часть России. Это был очень крупный и большой заказ. Мы не были подрядчиками «Газпрома» — мы были, скажем так, субподрядчиками его подрядчиков. Тем не менее, к нам начали поступать очень большие деньги…

Все началось с того, что меня вызвал замначальника пензенского ФСБ Николай Антонов. Беседа состоялась в военном гарнизонном суде Пензы. Вместе с судьей, тогда исполняющим обязанности председателя Пензенского гарнизонного военного суда, Александром Витальевичем Цымбалом, они потребовали 50 процентов компании, а также поставить своего человека, отставного сотрудника ФСБ, замом по безопасности. Он должен был контролировать все денежные поступления. После этой беседы начались регулярные наезды: были попытки сфабриковать несколько дел, и в итоге завели дело по строительству котельной, о котором я уже много раз рассказывал.

Арест и пытки

—  Показания из меня выбивали достаточно стандартными методами: до ареста они плавно варьировались от уговоров до запугивания, а до физического воздействия дошло, когда я уже оказался в СИЗО. Мое дело вел следователь Токарев, который засветился по делу «Сети». Сначала они с оперативником Чураевым пытались меня уговорить сдать нескольких высокопоставленных лиц, а когда я отказался, стали действовать жестче. Так, однажды, когда мы пришли с моими адвокатами к Токареву, у него был пустой стол, никаких документов. Это было очень странно — обычно его стол был завален документами. А сейчас на его столе лежала лишь одна бумага. Он нас проводил за стол и тут же сообщил, что ему нужно отойти на пару минут, после чего покинул кабинет. Я смотрю на эту бумажку, а там ходатайство о моем аресте в суд. Но бизнесменов по статье 108 УПК нельзя арестовывать нельзя до суда… Вот таким интересным образом он пытался оказывать психологическое давление, чтобы я сознался в совершении преступления.

Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

«Клопы на службе ФСБ». Пресс-конференция по делу антифашистов

В Московском Сахаровском центре прошла третья пресс-конференция «Клопы…

Еще один показательный случай. На одном из допросов мне стало плохо, у меня была больная поджелудочная. Следователь Токарев не давал вызвать мне скорую помощь, наблюдая за моими мучениями, он сухо сообщил, что сейчас вызовет местного врача из медсанчасти ФСБ, добавив, что тот меня разоблачит в симуляции. По удивительному совпадению оказалось, что их врач была гастроэнтерологом в той частной клинике, где я лечился. Я у нее наблюдался, она знала мою историю болезни, знала, что я долго лечился у них и что мое состояние это не симуляция. Когда она сказала, что меня знает, и подтвердила мой диагноз, ее там буквально чуть ли не ногами выпихнули из кабинета. И Токарев прямо во время допроса мне просто не позволил оказать медицинскую помощь.

Потом меня, нарушая статью 108 УПК, арестовали и посадили в пензенский следственный изолятор, а там уже начался полный беспредел. Само по себе нахождение в этом изоляторе пытка, потому что там ужасные условия, еда отвратная, нет камер для некурящих, адские условия содержания. Мало того, что ты психологически подавлен, плюс бытовые условия никакие, ну и к этому добавьте регулярные избиения. Меня избивали прямо в здании следственного изолятора на Каракозова, и в здании ФСБ на Московской, а перевозили в каких-то бесчеловечных условиях.

Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

Здание СИЗО № 1 на улице Каракозова в Пскове. Фото: Google Maps

Один из случаев пыток я описал в заявлении в Следственный комитет по Октябрьскому району. 14 июля 2010 года меня вывели из камеры два оперативника следственного изолятора, отвели в комнату, где нет камер. Там меня поставили к стене, после чего один из оперативников потребовал, чтобы я положил руку на стол. Когда я это сделал, он взял дубинку и ударил мне ей по ладони. Во время избиения они требовали, чтобы я написал признательные показания по своему делу. Я отказывался. И когда один из них хотел ударить дубинкой по руке, я убрал ее инстинктивно, и разозлившись, что по руке мне не попали, они начали избивать меня руками, ногами, дубинками. Сначала я стоял, потом упал, они начали добивать меня ботинками. Я потерял сознание и счет времени. После этого меня отнесли в камеру.

На следующий день пришел мой адвокат и мне удалось передать с ним заявление в Следственный комитет, но ответа я так и не получил. Мне даже не дали доступа к врачам, чтобы зафиксировать побои! За два месяца нахождения там я потерял 20 кг веса, и не думаю, что я вообще бы там выжил физически, если бы просидел дольше. Сами по себе условия пыточные, ну, а когда тебя еще и при этом регулярно избивают… Добавьте сюда еще то, что меня специально сажали в камеру к ВИЧ-инфицированным, больным гепатитом.

Сегодня еще несколько жутких историй, связанных с УФСИН по Пензенской области, я стараюсь придать огласке. А именно: как минимум двух заключенных убили их сотрудники за последнее время. В 2012−13 гг. ФКУ ИК-8 УФСИН по Пензенской области был забит до смерти заключенный Максим Куликов. Администрация колонии долго отказывала ему в медицинской помощи, несмотря на просьбы его и его родственников. Вместо этого на него просто надевали смирительную рубашку. В итоге его перевели в больницу Пензенской колонии ИК-5 и после комиссии отправили умирать домой. У него была повреждена голова и изуродована рука. Он скончался через некоторое время.

В марте 2014 года в пензенской колонии ИК-8 в камере ШИЗО скончался Кузин Евгений Владимирович. Одновременно с этим была похищена принадлежащая ему квартира. По факту убийства и хищения квартиры СКР по Пензенской области отказал в возбуждении уголовного дела.

Я написал письмо президенту и в СКР, чтобы придать этим делам огласку, но пока что мы не видим никакой ответной реакции и желания расследовать эти вопиющие случаи.

Бегство из страны

—  Покидал я страну, как в шпионском боевике: мне удалось съездить в Абхазию и купить там паспорта гражданина Абхазии (внутренний и заграничный). С ними я мог улететь только на Северный Кипр, где принимают кого угодно и с любыми паспортами. Я планировал недолго там пробыть, думал, что рано или поздно все уляжется, и можно будет вернуться обратно. Но меня объявили в международный розыск, мои планы порушились, я застрял на Северном Кипре, перемещаться по миру я не мог и сидел, как в капкане… Пробыв там три года, я понял, что надо оттуда как-то выбираться и просить где-нибудь политическое убежище. Я купил поддельный паспорт гражданина Латвии, и с этим паспортом сначала решил улететь в США, где у меня живет двоюродная сестра, и хотел просить убежище именно там. Но у меня не получилось вылететь из Стамбула: на рейс в Нью-Йорк меня не пустили, и мне пришлось на ходу выбирать направления из табло в аэропорту…

Первый попавшийся рейс был в Лондон. Почему я выбрал именно Лондон? Во-первых, я свободно говорю по-английски, во-вторых, это единственная вменяемая страна, которая России не выдает преследуемых властью людей и получить убежище там вполне реально. Дальше начались сложности. По прилету в аэропорт Хитроу я подал прошение об убежище, меня тут же арестовали, отправив в миграционную тюрьму. Все это было на праздники, перед Рождеством, в ночь с 13 на 14 декабря 2014 года, и я оказался в миграционном центре, в котором находился три недели и встретил там Рождество и Новый год. После этого, 8 января, меня выпустили, я попал в центр для беженцев.

Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

Алексей Шматко в Лондоне. Фото: личная страница в Facebook

Какое-то время мне пришлось пожить с беженцами из Сирии, Азии и Африки. Это был интересный опыт, который очень сильно мне помог в понимании некоторых жизненных ситуаций. На самом деле, мой процесс получения беженства до сих пор не закончен, так как Россия прислала запрос о моей экстрадиции. Сейчас в суде как раз рассматривается мое дело об экстрадиции, и, если будет отказ, то дальше будет назначен суд по получению статуса беженца. Процедура еще не закончилась и, надеюсь, 20 ноября мы выиграем апелляцию и получим статус беженца в начале следующего года.

У многих в России есть превратное представление, что всем, кто приезжает в Британию и ругает Путина, дают статус беженца — просто потому, что, мол, Британия Россию ненавидит… Конечно, это абсолютно не так! Пройдя всю эту британскую судебную машину, я могу вам четко сказать, что сотрудники министерства внутренних дел, судов, строго находятся на стороне российского обвинения. Все мои доводы отклоняются, на все мои аргументы плевать, потому что все считают Россию цивилизованной страной и членом совета Европы. Британцы искренне не понимают, что у нас может твориться такой беспредел. Даже несмотря на все эти истории со Скрипалем, они считают, что Россия — такая же европейская страна. Британцы, к сожалению, не понимают российскую действительность. У них суды, прокуратура, полиция — независимые. Например, главу полиции тут в участке выбирает местное население. Сверху никто никому не подчиняется. Например, Тереза Мэй не может отдать приказ какому-то полицейскому. Это не простая формальность или фикция, это реально происходит так, на полицейских никак не могут влиять какие-либо приказы сверху, это просто незаконно.

«Один из самых коррумпированных регионов»

 — Про дело «Сети» я, конечно, знаю и слежу за ним. Дело этих ребят ведет следователь Токарев, который вел и мое дело. С его методами «оперативной» работы я прекрасно знаком, мне «посчастливилось» испытать их на себе.

Столкнувшись с работой коррумпированного пензенского ФСБ и конкретно со следователем Токаревым, я понимаю, почему на фоне выборов сейчас фабрикуют какие-то террористические дела. Пенза это такой «медвежий угол», здесь нет никаких шпионов или террористов, а сотрудники ФСБ, кроме отжатия бизнеса и крышевания, все-таки хотят получать звездочки на погоны. А звездочки даются за ловлю террористов, которые действительно угрожают стране. Ведь это основная работа этой конторы. Но так как ловить в Пензе некого, они занимаются тем, что фабрикуют дела и превращают молодых ребят в «террористов». На мой взгляд, это самая глупая стратегия, которая приведет к тому, что население просто обозлится на эту контору, и перейдет от протестов к каким-то силовым действиям.

Как фабрикуют уголовные дела в Пензе: история бизнесмена, бежавшего из страны

Дело «Сети»: «Его пытали шесть часов в лесополосе, чтобы он дал показания, а потом еще, чтобы он запомнил нужные формулировки»

Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело по жалобе…

Я провел много времени, общаясь со следователем Токаревым. К примеру, была такая история. В 2010 году какие-то молодые парни, условные радикалы, взорвали какие-то хлопушки и выбили окна около телеканала «Экспресс». И парень, которого обвиняли в этом взрыве, сидел в двух или трех камерах от меня. Я спросил у Токарева, мол, почему вы ерундой какой-то занимаетесь, ловите «террористов», которые телеканалы взрывают. А он мне отвечает: «А ты знаешь, у нас этого дела нет, его себе забрал Следственный комитет, потому что ему нужно 50 поджогов, которые по области были, повесить на кого-то». Я чуть со стула не упал: следователь мне откровенно говорит, что у них из ФСБ забрали дело о терроризме в Следственный комитет, для того чтобы списать эти все «висяки», потому что реальных поджигателей они не могут поймать. Поэтому они просто на этих парней повесили еще и поджоги. Когда ты видишь все это изнутри, это очень жутко и удручающе. Когда они не занимаются своими прямыми обязанностями, а пытаются имитировать бурную деятельность, фабрикуют террористов и сами же их раскрывают, чтобы получить новые медальки и звездочки.

Сегодня Пенза — один из самых коррумпированных регионов, с коррумпированными силовиками. Это один из самых бедных регионов, и, соответственно, нет возможности заработать, кроме как заниматься такими жуткими вещами, как фабрикация уголовных дел.

Например, в данный момент преследуют моего старого знакомого, которого зовут Олег Звонов. Условно, это такой «пензенский Илон Маск». Это человек, который создал в Пензе еще в начале 90-х одного из первых интернет-провайдеров и занимался всяким высокотехнологичным бизнесом. В частности, 4 октября 2018 года у газеты «Пенза Online» был юбилей, это одно из первых пензенских сетевых СМИ, которое появилось в 1998 году. 20 лет этому сетевому СМИ! И Олег имел непосредственное отношение к его работе. Это человек, который всегда на острие технического прогресса, много работающий в высокотехнологичной сфере, который создал большой кластер «Росоператор», занимающийся множеством интересных объектов в области безопасности и так далее. В этом кластере работало 300 программистов! 31 августа 2018 года у него прошли обыски ФСБ, и Олегу пришлось фактически свернуть деятельность компании, она тонет, народ увольняется. И, самое главное, в этом деле опять фигурируют те же лица: тот же следователь СК Иван Свечников, который объявил меня в международный розыск. Олег рассказывал, что во время обыска Свечников бегал и орал, что мол не сможешь, как Шматко, из страны сбежать… Отняли у него загранпаспорт.

Схема до боли знакомая: Олегу, перед тем, как дело возбудить, поступали предложения от сотрудников ФСБ, чтобы он заплатил денег.

Очень обидно, что человек такого уровня, который создает те самые пресловутые рабочие места, новую интеллектуальную собственность, подвергается такому давлению. А причина этого в том, что пензенский губернатор Белозерцев поставил своего сына заниматься освоением денег «Ростеха» в одну из крупных компаний, которые идут в пензенскую область на различные IT проекты. Честный Олег Звонов просто мешал им осваивать эти деньги. Он выигрывал все конкурсы с большим перевесом, и вместо того, чтобы договориться и не воровать бюджетные деньги, они просто устраняют своих конкурентов, которые мешают им эти деньги воровать. Надеюсь, что Олег победит и компания выйдет из этой мрачной ситуации. Когда фабрикуют дела даже на таких людей, это уже высшая степень беспредела!

Источник