«Мы поверили, а нас обманули». Как многодетные Омской области судятся за «президентское пособие»

«Мы поверили, а нас обманули». Как многодетные Омской области судятся за «президентское пособие»

Алеся Григорьева с семьей. Фото: личный архив

Не первый год российские власти пытаются решить демографическую проблему в стране. Но то ли плохо пытаются, то ли «перезагрузка» дает серьезные региональные сбои, раз многодетные семьи вынуждены выходить на пикеты и затевать судебные тяжбы с чиновниками, чтобы добиться обещанных им льгот. Многодетные матери из Омска считают, что их несправедливо лишили пособий на детей до трех лет, и судятся с губернатором Александром Бурковым, которому приходится «отдуваться» за решения своего предшественника Виктора Назарова.

Поправил президента

В 2012 году президент Путин подписал указ № 606, согласно которому многодетным матерям (этот статус получает женщина, родившая троих детей. — «МБХ Медиа») должно выплачиваться ежемесячное пособие в размере прожиточного минимума на детей до трех лет. Оговаривалось, правда, что претендовать на пособие семья могла только один раз. Тем не менее, это был действительно неплохой финансовый стимул рожать детей.

Реализовывать новую меру социальной поддержки предполагалось на правах софинансирования. Доля федеральных вложений зависела от обеспеченности региона и могла достигать на первом этапе, в 2013 году, до 90% от необходимой суммы. Однако в указе было отмечено, что субъекты России должны постепенно увеличивать объем собственных средств, доведя их до 50% в 2018 году.

Рассчитывать на участие в программе могли лишь те регионы, где сложилась неблагоприятная демографическая ситуация. Омская область удовлетворяла этому критерию, и в ноябре 2012 года региональный глава Виктор Назаров подписал губернаторский указ «О ежемесячной выплате многодетным семьям в связи с рождением третьего и последующих детей». Касался он малышей, рожденных с 1 января по 31 декабря 2013 года. Размер пособий составлял сначала 5812 рублей, а впоследствии вырос до 6586 рублей.

Однако ровно через год Назаров отредактировал свой же указ, лишив стимулирующих выплат тех женщин, которые готовились к появлению детей в 2014 году и заранее заложили в семейный бюджет «президентское пособие» (как его иногда называют в народе). Непопулярную поправку власти, естественно, в СМИ не пиарили, и молодые мамы узнали об отмене пособий уже после того, как родили. Для многих это стало шоком.

Естественное возмущение многодетных вылилось в противостояние с чиновниками — поначалу бумажное. «Мы вам поверили, решились на еще одного ребенка, а вы нас обманули», — таков был общий тон жалоб, ходатайств и претензий.

«Мы поверили, а нас обманули». Как многодетные Омской области судятся за «президентское пособие»

Фото из архивов Алеси Григорьевой и Екатерины Шерстянкиной

Несмотря на обращения к областным и федеральным властям, добиться возвращения льготы ни в 2014-м, ни в последующие три года женщинам так и не удалось. Омичкам внушали, что это, дескать, Кремль решает, а не регион. Мы бы, может, и хотели выплачивать пособие, а нам не разрешают, потому что демографическая ситуация у нас улучшилась.

Однако вскоре выяснилось, что дело обстоит с точностью до наоборот. Когда на встрече с первым замминистра труда и социальной защиты Алексеем Вовченко президент омской Ассоциации по защите интересов семьи, детства, отцовства и материнства Алеся Григорьева поинтересовалась, почему федералы вычеркнули Омскую область из списков регионов, которым положены стимулирующие рождаемость выплаты, тот немало удивился.

— Алексей Вовченко объяснил, что омские чиновники самостоятельно приняли решение отказаться от обязательств, и Минтруд уже несколько лет пытается воздействовать на власти региона, чтобы они вернули выплату, — рассказывает Алеся Григорьева. — Причем, Вовченко сказал, что им удалось отследить, как повлияло это решение на рождаемость. Доля третьих рождений в Омской области упала. Это стало видно буквально на следующий год после отмены пособия.

«Верните детям деньги»

В 2018 году выплату «президентского пособия» в Омской области наконец-то возобновили. Его размер составляет на данный момент 9 тысяч 323 рубля, совпадая с детским прожиточным минимумом. Впрочем, коренная несправедливость, по мнению многодетных мам, так и не устранена. Выплаты охватят только тех детей, которые родились с 1 января по 31 декабря 2018 года, а малыши 2014−2017 годов рождения по-прежнему остаются за бортом чиновничьей заботы. На встречах и круглых столах, инициированных рассерженными матерями, представители власти только печально вздыхают: закон-де обратной силы не имеет. Мы, мол, и так сделали все, что могли: вернули в 2018 году региону льготу. А вернуть деткам деньги, «отнятые» назаровским указом, — задача нереальная.

Поскольку чиновничьими вздохами да сожалениями сыт не будешь, многодетные семьи от просьб и обращений перешли к активным действиям — встали в пикеты у местного Дома правительства, а затем, так не дождавшись позитивных сигналов, подали административный иск в Омский областной суд. Ответчиком по нему выступает губернатор.

Иск подан от имени Надежды Никифоровой, но на кону стоит куда больше, чем судьба отдельно взятой матери. Если правосудие встанет на сторону Надежды, судебное решение автоматически распространится на сотни других омских семей.

— Мы оспариваем нормативный правовой акт — указ экс-губернатора Виктора Назарова, из-за которого наши дети лишились ежемесячной денежной выплаты. Этот указ не соответствует нормативному акту президента Российской Федерации и российской Конституции, а также дискриминирует нас и наших детей, — считает Алеся Григорьева. К слову, ее младший (шестой по счету) ребенок родился в 2015 году и при ином раскладе тоже мог бы получать ежемесячную денежную выплату до трех лет.

«Мы поверили, а нас обманули». Как многодетные Омской области судятся за «президентское пособие»

Фото из архивов Алеси Григорьевой и Екатерины Шерстянкиной

Алеся Григорьева говорит, что многодетные в нашем обществе воспринимаются как неблагополучные, малоимущие и очень глупые женщины, которые не умеют предохраняться и не прерывают беременность даже по экономическим и материальным факторам риска.

— После года ожиданий лояльного отношения власти к проблемам многодетных семей мы приняли решение обратиться в суд. Наша цель — добиться исполнения указов президента на территории Омской области. Мы хотим заставить исполнительную и законодательную власть уважать статус многодетных семей, защищать матерей с детьми и заботиться о демографической ситуации в регионе, — говорит Алеся. — Мы надеемся, что в результате омские чиновники осознают факт того, что семьи с детьми способны отстаивать свои интересы и готовы применять для этого все законные способы вплоть до судебных разбирательств.

Нельзя болеть

Одна из тех, кто с волнением ждет решения Омского областного суда, — 29-летняя Екатерина Шерстянкина, мать троих детей: восьмилетней Полины, семилетнего Платона и годовалого Льва. Бюджет семьи Шерстянкиных — 40−45 тысяч рублей в месяц. Катя трудится на полставки учителем обществознания (с Левой в это время сидит ее 83-летняя бабушка), ее муж работает на двух работах — днем устанавливает пластиковые окна, ночью сторожит школу. От государства Катя ежемесячно получает доплату за многодетность — 375 рублей, ежемесячное пособие на каждого из детей в размере 300 рублей, а также семь тысяч по уходу за ребенком до полутора лет.

«Мы поверили, а нас обманули». Как многодетные Омской области судятся за «президентское пособие»

Екатерина Шерстянкина с детьми. Фото: личный архив

В статье «расходы» у Кати — не только обеспечение питанием и вещами детей, но и ипотечные платежи. Ипотеку Шерстянкины брали на строительство дома. Стройка идет уже несколько лет, да закончить ее все никак не получается. Не хватает ни средств, ни времени, так как основная рабочая сила на объекте — муж Кати. Болеть ни Екатерине, ни ее супругу нельзя, иначе семья тут же выбьется из финансового графика и провалится в долговую яму.

Совсем скоро Леве исполнится полтора года, и это значит, что семейный бюджет станет меньше на семь тысяч. Была б подстраховка в виде «президентского пособия», Катя так бы не переживала.

— Чтобы семья с тремя детьми жила нормально, нужно по нынешним временам и ценам 70−80 тысяч рублей в месяц. Но мы, как видите, не дотягиваем до этого уровня, — говорит Катя. — Отчасти спасает нас подсобное хозяйство. Зелень, овощи стараемся выращивать сами.

Некоторое время назад Шерстянкина наткнулась в интернете на информацию о региональной программе, в рамках которой многодетным бюджетникам выделяются деньги на строительство жилого дома. Сразу же после рождения Левы она встала в очередь под номером 31. Минул год, но Катя по-прежнему 31-я.

— Летом для нас, многодетных матерей, устроили круглый стол с представителями Минстроя Омской области. Они нам говорят: программа не работает, нет денег. Мы обратились в региональный Минфин: как так? А там отвечают: «Минстрой к нам по этому вопросу не обращался!». Мы опять в Минстрой. Нам заявляют: «Вы возьмите и напишите сами депутатам Законодательного Собрания. Пусть выделят нам средства». Зачем тогда нужны все эти министерства, если мы сами должны идти к законодателям и просить денег?, — задается вопросом Екатерина. — Власть вроде бы идет на контакт, но складывается ощущение, что встречи проводятся для того, чтобы утешить нас, что-то пообещать. По факту же все складывается по сценарию: «Денег нет, но вы держитесь».

Впрочем, несмотря на все оговорки, Шерстянкины живут сносно. Но есть множество других примеров, когда многодетные семьи балансируют на грани нищеты. И региональный материнский капитал — за рождение третьего ребенка Омская область выплачивает 138 тысяч рублей — как-то радикально повлиять на ситуацию не способен. По словам Алеси Григорьевой, в регионе есть семьи, где мать воспитывает троих детей в одиночку, при этом если суммировать все положенные ей пособия и выплаты от государства, получится меньше 2000 рублей в месяц. Естественно, такие семьи находятся на грани выживания, и матери думают не о том, как записать малышей на массаж или на плавание, а во что их одеть, чем накормить и как вовремя заплатить за коммуналку.

Реальность такова, что любая многодетная семья живет в постоянном страхе, что не справится с материальными трудностями, а рассчитывать на помощь государства — напрасный труд и обманутые надежды.

Источник