«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Михаил Лобанов. Фото: Людмила Савицкая

Михаилу Ивановичу Лобанову скоро исполнится 82 года, из них несколько лет он провел в прибалтийском концлагере, а потом всю жизнь работал электромехаником на родной железнодорожной станции «Выдумка» в Новосокольническом районе Псковской области. За это он получил звания «Ветеран труда» и «Почетный железнодорожник» и служебное техническое помещение на вокзале, где нет воды, туалета и отопления. Региональные власти предлагают дедушке-инвалиду вместо нормального законного жилья место в Доме престарелых.

«Подохну здесь же»

«Я уже 48 лет вот так живу в этом концлагере, пока буду верить, что дадут новое, подохну здесь же!», — со злостью говорит Михаил Иванович Лобанов. Слово «концлагерь» для него не просто метафора: в 7 лет он на два года попал в нацистский лагерь в Латвии. Мальчик вместе с родителями жил в деревне Спичено Новосокольнического района Псковской области. Во время Великой Отечественной войны фашисты отправили всех жителей в концлагерь, а деревню сожгли. Сразу после немецкого плена Лобанов устроился в колхоз в деревне Елисеево, но оттуда его быстро забрали на местную станцию «Выдумка» восстанавливать железнодорожное сообщение — там мужские руки были нужнее, а Михаил быстро осваивал одну специальность за другой и в конце концов стал ключевым электромехаником. Некоторое время он еще жил в родительском доме за несколько километров от «Выдумки», но руководство вскоре потребовало переселиться на саму станцию. «Я им тогда еще сказал, мол, где там жить-то — в сарае или в конуре? Но по начальственному ходатайству тогда дали вот этот концлагерь», — вспоминает Лобанов. В то время он только женился, поэтому 13 квадратных метров пришлись кстати. В них росли и их с Тамарой Александровной дети. Позже за заслуги расширяющаяся семья с тремя детьми получила в пользование еще и смежную комнату.

В 2009 году умерла супруга Михаила Ивановича Тамара, и 73-летний на тот момент дедушка стал опекуном одной из дочерей — 31-летней Лены, которая родилась с синдромом Дауна. Девушка умеет делать домашние дела, но без присмотра родные ее не оставляют. Сейчас она по собственному желанию живет в привокзальном помещении с отцом.

Это «жилье» находится в здании вокзала, только вход туда не парадно-центральный, а боковой, с деревянным крыльцом и натянутым на веревки бельем. По документам «концлагерь» проходит как служебно-техническое помещение и не подлежит приватизации, так как находится в собственности РЖД. Раньше здесь, по соседству с залом ожидания, располагалось привокзальное почтовое помещение. В наследство от него остались четырехметровые потолки, высоченные окна и одинокие лампочки на проволоке вместо люстр.

В помещении, где живет узник фашистского лагеря и ветеран труда, нет туалета, воды и централизованного отопления. Две печки собрали за свой счет, но они уже рассыпаются, да и сложно ими протопить комнаты с высокими потолками и окнами, где давно растрескались рамы. На сезон уходит больше четырех тракторов с дровами (именно этот вид транспорта здесь используют для перевозки топлива. — «МБХ медиа»). Одна «ходка» трактора обходится дедушке в 5 000 рублей. Хранит он дрова на привокзальной территории, за которой РЖД давно не ухаживает: цветы и чистота здесь лишь с лицевой стороны.

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Вход в жилье. Фото: Людмила Савицкая

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Дома у Михаила. Фото: Людмила Савицкая

С водой отдельная история: от крыльца до рельсов чуть больше пяти метров, и всю эту территорию по просьбе железнодорожников рабочие регулярно обрабатывают специальным химическим раствором, чтобы та не зарастала травой. Едкое вещество разводили буквально у колодца, которым пользуется Михаил Иванович. В итоге, помимо травы, погибли несколько деревьев, а колодезная вода приобрела уникальные «антизеленые» химические свойства.

«Она просто отравлена была. Причем узнали об этом случайно: цветы полили, а те и засохли сразу», — рассказывает дочка Михаила Лобанова Нина Гвоздева. Она смогла достучаться до властей, те вызвали санитарную службу для очистки колодца. Сейчас цветы и трава от воды уже не погибают, но на колодце, который официально принадлежит РЖД, висит табличка с надписью: «Вода техническая». «Работникам станции хорошую воду в бочках привозят, а мы тут уже ненужные люди, нам дают техническую из колодца. Я попросил как-то себе воды, а они в ответ: „А, покупай!“», — говорит ветеран труда.

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Печка в комнате. Фото: Людмила Савицкая

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Стены в доме. Фото: Людмила Савицкая

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Михаил рядом с туалетом. Фото: Людмила Савицкая

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Михаил Иванович — инвалид. Несколько лет назад к уже имеющемуся у него сахарному диабету прибавился инфаркт, за ним последовали и типичные сердечно-сосудистые осложнения. Вскоре дедушка перестал выходить из дома, поэтому вместо цветов у парадного входа на железнодорожную станцию «Выдумка» наблюдает грибок, плесень и отваливающуюся штукатурку на стенах в техническом помещении, где он по какому-то недоразумению вынужден жить. Родственники организовали ему переносной биотуалет прямо в комнате, потому что ходить в уличную будку за несколько десятков метров Михаил Иванович уже не может. Сахарный диабет дал осложнения на ноги, один палец дедушке уже ампутировали. Лекарства, даже дорогие от сердечно-сосудистых заболеваний, он покупает сам. Несколько лет назад РЖД официально потребовала у своего почетного работника платить за аренду помещения 3700 рублей в месяц. Дедушка отказался.

У Михаила Ивановича помимо особенной дочери Лены есть еще двое детей — 47-летняя Нина Гвоздева и Вера Борисова-Лобанова. Одна живет с семьей в десяти километрах в Новосокольниках, другая еще ближе. Но ни к одной из них дедушка переезжать не хочет: «Им самим негде жить там! Там по два метра на каждого! На голове что ли я буду?! Буду в своем концлагере!»

«До конца буду в этом концлагере!» В Псковской области узник фашистов и ветеран труда живет в пристройке к вокзалу

Дочь-инвалид и внучка Михаила. Фото: Людмила Савицкая


«Другие еще хуже живут»

За права отца на жилье или хотя бы капитальный ремонт технического помещения сестры борются уже почти десять лет. Глава Новосокольнического района Виталий Соловьев, по словам дочери Михаила Лобанова Нины, не отвечает даже на официальные зарегистрированные в его приемной сообщения, лишь периодически присылает различные комиссии. Те приезжают, осматривают помещение, и каждый раз признают его пригодным. «У вас нормально, вы еще не видели, как другие живут. У многих еще хуже», — объясняют чиновники.

В 2014 году родственникам дедушки удалось поговорить с экс-губернатором Псковской области Андреем Турчаком, когда он приезжал в район открывать стадион. Тот лично обещал помочь, но за последующие четыре года так ничего и не сделал.

После обращения к новому губернатору Михаилу Ведерникову на диалог с Михаилом Ивановичем вышел глава регионального управления соцзащиты Армен Мнацаканян. Он сообщил дедушке, что его порядковый номер в очереди бывших несовершеннолетних узников — 235, и, кажется, понимая, что шансов дождаться конца этой очереди у пенсионера немного, предложил Михаилу Ивановичу поселиться в Доме престарелых. Чиновник предложил инвалиду рассмотреть вариант с платным размещением за его же пенсионный счет и уточнил, что в этом случае у дедушки будет палата повышенной комфортности с холодильником и телевизором.

«Я туда никогда не поеду! Там концы отдашь быстро! В Дом престарелых посылают умирать. Уже двое соседей так умерли, потому что некому там было ухаживать за ними. Спровадили их тоже туда. Пусть жилье дают почетному железнодорожнику!», — сердится Михаил Иванович.

Армен Мнацаканян в ответ лишь заметил, что в Псковской области сложилась непростая ситуация с обеспечением жильем бывших несовершеннолетних узников. По его словам, деньги из федерального бюджета на эти цели не выделяются с 2010 года и сейчас уже 635 бывших несовершеннолетних узников области ждут субсидии на улучшение жилищных условий.

«Я учитель, и постоянно должна рассказывать детям о том, как наша Россия стремится в будущее, какие у нас цивилизация и цифровизация, а тут мой отец, узник и работяга, живет в таких условиях. Отработал 48 лет на железной дороге и за всю жизнь не получил собственного жилья! Получается я, что, вру детям?», — недоумевает и возмущается дочь Лобанова Нина.

Источник