Предприимчивый делец // Американские спецслужбы разрушили бизнес российского рекордсмена

Оригинал этого материала
© Коммерсант,
20.08.1996

Американские спецслужбы
разрушили бизнес российского рекордсмена

Предприимчивый делец // Американские спецслужбы   разрушили бизнес российского рекордсмена

"Самый ловкий непойманный преступник
в мире", — такую характеристику дает
журнал Time руководителю австрийской фирмы
Nordex GmbH выходцу из России Григорию
Лучанскому. "Самый быстро обогащающийся
в Европе человек", — гласит запись о
Лучанском в "Книге рекордов Гиннесса".
Бизнес Лучанского начался после
освобождения в 1985 году (он отсидел два года
за хищение). Он быстро сколотил большое
состояние и попал в поле зрения
правоохранительных органов СССР (потом
России) и 11 стран Европы и Америки. По их
мнению, Лучанский зарабатывал не всегда
законно: например, торговлей оружием или
контрабандой наркотиков. Хотя до
конкретных обвинений дело не дошло,
Лучанскому пришлось оставить надежду
работать на Западе. Единственный судебный
процесс, на котором Лучанскому придется
выступить, — это процесс по его иску к
газете "Вечерняя Москва". В
преддверии этого события с Григорием
Лучанским встретился корреспондент Ъ Алексей
Герасимов
.

Жертва партийных интриг

Сотрудники ФСБ категорически отрицают
наличие какого-либо досье на Григория
Лучанского и группу фирм Nordex AG, а у самого
Лучанского есть подтверждающая это
справка. Тем не менее документ с таким
названием мне удалось раздобыть. Итак, из
досье ФСБ:

Лучанский Григорий Эммануилович, 1945 года
рождения, еврей, занимал руководящие посты
в ЦК ЛКСМ Латвии, работал проректором
Рижского университета, кандидат наук.

14 октября 1982 года задержан по обвинению в
групповых хищениях с 1978 по 1982 годы. Объем
уголовного дела составил 11 томов. В ходе
следствия выяснилось, что зарплата у
Лучанского в университете была 400 руб., у
жены — 230 руб. За 3 тыс. купил себе автомобиль
"Волга", за доводку которого отдал 6
тыс. Имел дачу в Юрмале, строил дачный
домик в Лиласте. Лучанскому
инкриминировали хищение автодеталей из
гаража на 300 руб. 2 коп., четырех сервизов — 330
руб., телефона "Ретро" — 135 руб. На даче
Лучанского было найдено присвоенное им
имущество университета: магнитофон "Весна-306"
(с 1974 года), холодильник "Саратов" (с 1980
года), телевизор "Электрон-736". Были
доказаны хищения панелей перекрытия (12
штук) на 1406 руб. 31 коп. из ботанического
сада университета для строительства дачи.
Для Азербайджанского университета
Лучанский доставал мебель, завышал ее
стоимость в финансовой документации, а
разницу — себе в карман. Ущерб государству
он нанес в размере 2894 руб. 02 коп.

Однако из этих данных в приговоре остались
лишь чайный сервиз, декоративный телефон
"Ретро" и комплект списанной с
баланса университета мебели — все это на 300
руб. За эти-то преступления 8 октября 1983
года Григория Лучанского и осудили на семь
лет. "Это событие, — вспоминает он сейчас,
— очень омрачило мои первые деловые
начинания. Но поймите, я пал жертвой
закулисных интриг тогдашнего
руководителя республиканского КГБ Бориса
Пуго. Например, бывший инспектор ОБХСС УВД
Латвии Ромуальд Мацулевич, который
принимал самое активное участие в
расследовании моего дела, признался мне
как-то, что я был виновен только в одном —
дружил с первым секретарем ЦК компартии
Латвии Авгу Воссом и одним из секретарей
ЦК Третьяковым. А Пуго их ненавидел".

Как бы то ни было, Лучанский поехал в
Пермскую область, Третьяков и Восс были
сняты со своих постов, а год спустя Борис
Пуго стал первым секретарем ЦК Компартии
Латвии.

Правда, многочисленные друзья Лучанского
не оставили в беде товарища и похлопотали
за него. В 1985 году он был освобожден
условно-досрочно, но с обязательным
привлечением к труду "на стройках
народного хозяйства" ("химия"). За
ним продолжали следить и там. Скоро
оперативники узнали, что с руководством
одной из колоний Лучанский организовал
нелегальное производство по выделке мехов.
Через налаженные связи он сбывал меховые
изделия за рубеж. Освободили Лучанского
условно-досрочно года через полтора.
Оговаривалось, что Лучанского в
обязательном порядке следовало привлечь к
труду.

Привлекла его латвийская агрофирма "Адажи".
В 1989 году он стал коммерческим директором
внешнеторговой фирмы "Адажимпекс".
Начался его путь в большой бизнес.

Я прокрутил бы деньги КПСС, но мне их не
давали

"Адажимпекс" (Латвия) занимался
экспортом удобрений. Лучанский вновь чуть
было не оказался в центре крупного
скандала, когда руководство "Агрохимэкспорта"
(организации, курирующей в бывшем СССР
экспорт минудобрений) обвинило "Адажимпекс"
в демпинге, а комиссия партконтроля
Пермской области — в продаже ТНП по
завышенным ценам. Ревизоры не нашли тогда
в сделках "Адажимпекса" ничего
противозаконного, но, видимо, так надоели
Лучанскому, что тот решил уехать "подальше
от советских бюрократов". Благо, и
случай подвернулся — "Адажимпекс"
тогда стал соучредителем австрийской
компании Nordex GmbH. Да и деньги у Лучанского,
по всей видимости, были — согласно данным
той же самой комиссии, в результате
различных сделок в фирме Лучанского "неспецифицированными"
остались $10,224 млн. Это могло стать неплохим
стартовым капиталом для любого дела.
Лучанский возглавил Nordex и переехал в
Австрию.

Он начал экспортировать из стран СНГ
нефтепродукты и металлы, а также
финансировать Международный фонд
приватизации и содействия иностранным
инвестициям, возглавляемый Владимиром
Щербаковым. Последний помогал Лучанскому
налаживать связи с местными
администрациями. Лучанскому сопутствовал
успех: годовой оборот компании в 1991 году
составил приличную сумму — $900 млн.

Быстрый рост Nordex вызывал недоумение у
западных конкурентов и журналистов. В 1992
году австрийский журнал Wirtschaft Woche
опубликовал статью под заголовком "Венские
русские из Риги", обвинив Nordex в
отмывании денег и связях с
оргпреступностью. Правда, автор статьи и
издатель в ответ на требование адвокатов
направили Лучанскому "Заявление чести",
указав, что если "создалось впечатление,
что г-н Лучанский или группа компаний Nordex
нарушили уголовное законодательство
Австрии или каким-либо иным образом
недостойно вели себя, то мы сожалеем об
этом". Но ярлык человека, отмывающего
"грязные деньги" или деньги КПСС,
приклеился к Лучанскому навсегда. А
Лучанский жалеет, что деньги партии он не
крутил: "Я бы и согласился, но только
никто мне их не давал".

Зато льготы Лучанскому предоставлялись
любые. Например, в декабре 1991 года Nordex
совместно с администрацией Оренбургской
области (родина Виктора Черномырдина)
учредил АОЗТ "ОреНорд". Его
акционерами стали крупнейшие местные
добывающие и металлургические компании.
"ОреНорду" было предоставлено "исключительное
право" реализации на внутреннем и
внешнем рынках до 10% сырья и
нефтепродуктов, добываемых его
акционерами, причем фирма закупала их по
регулируемым ценам. Всего через Nordex тогда
прошло стратегического сырья примерно на
3,5 млрд руб. и $100 тыс. Но это был не
единственный скандал, в центре которого
оказалась компания Лучанского.

Колумб так и не добрался до Америки

Сначала превратно поняли его идею помочь
скульптору Зурабу Церетели, который в 1993
году задумал новый проект — возвести в
Испании и США огромные монументы
Христофору Колумбу. Тогда учрежденную при
участии Nordex компанию "Колумб" стали
обвинять в незаконном вывозе из России 30
тыс. тонн рафинированной меди. "Я решил
помочь Церетели, потому что он друг Юрия
Лужкова, а портить отношения с мэром
Москвы мне не хотелось — он тогда попросил
меня создание пивзавода профинансировать.
Я и дал ‘Колумбу’ $15 тыс. в уставный фонд.
Потом и думать об этом забыл и только из
газет узнал про какую-то рафинированную
медь".

Газеты писали тогда, что Лучанский помогал
и Лужкову — устроил его сына на работу в
свою компанию "Интеко", где тот за
большие деньги ничего не делал. Впрочем,
все это было опровергнуто, и причастность
Nordex к контрабанде меди не установлена. А в
Испании возвели-таки 126-метровый монумент
Колумбу. На открытии его присутствовал
Билл Клинтон. Но строительство памятника в
самих США заморожено — не хватает денег.

Вскоре после этой истории Лучанский
ввязался в еще один проект, обернувшийся
для него крупным скандалом. В 1993 году
Россия прекратила на Украину поставки
нефти. На межправительственном уровне
было заключено соглашение о "сбалансированных
взаимопоставках" российской нефти в
обмен на украинское продовольствие. К
сделке было решено привлечь коммерческие
структуры, хорошо зарекомендовавшие себя
на российском рынке. Выбор пал на Nordex.

Предполагалось, что нефть (4,801 млн тонн)
компания закупит по предоплате у
российской компании "Нафта", на что
банк "Югорский" выделил Nordex кредит в
$80 млн под 25% годовых. Причем продажная цена,
согласно межправительственному
соглашению, не должна была превышать
закупочную. Интерес Nordex заключался в том,
что "Украгротехсервис" обязался
организовать в счет поставляемого сырья
беспошлинную поставку сахара, семян
подсолнечника, подсолнечного масла и проч.

Компания поставила на Украину первые 2 млн
тонн. Пресса назвала Лучанского "спасителем
украинского государства". Но спаситель
никак не мог получить требуемую
сельхозпродукцию, а председатель
парламентской комиссии Верховной рады
Украины Григорий Омельченко стал
выдвигать обвинения в адрес Nordex, утверждая,
что Лучанский успел заработать $30 млн,
завысив продажную цену тонны нефти на $9.

"Да он просто подсчитал неправильно, —
объясняет Лучанский. — Nordex заработал $3 млн,
да и те пошли на уплату долга ‘Югорскому’. А
все выводы Омельченко опровергла
аудиторская фирма Moore Stefens, подтвердившая,
что с нашей стороны все было законно".
Потом Лучанского постиг еще один удар —
летом 1994 года было совершено покушение на
руководителя "Украгротехсервиса"
Владимира Бортника. Обвинить в нем хотели
Лучанского. Последний только удивляется:
"Если бы Бортника убили, я понес бы
колоссальные убытки, поэтому я сам и
отправил его на лечение в Вену".

Неудачная украинская сделка стала первым
камнем преткновения для Григория
Лучанского. Потом его бизнес основательно
попортили спецслужбы США.

Госдеп США предупреждает…

В январе 1994 года Nordex приобрел на Украине
военно-транспортный самолет "Руслан"
(Ан-124). Его отдали в аренду украинской
авиакомпании "Аэротрек", а та сдала
его в субаренду Air Sofia. В августе 1994 года "Руслан"
приземлился в аэропорту Тегерана. На его
борту вместо продекларированных "тягачей"
находились элементы мобильных установок
для ракет типа "Скат". Правда, мнения о
том, где совершил посадку самолет,
разнились. По данным российских спецслужб,
самолет приземлялся не в Иране, а в Дамаске
(Сирия), при этом российские источники
указывают на август 1993 года. В западной
прессе сообщалось, что Ан-124, перевозивший
элементы ракет (или ядерные компоненты)
летел из Северной Кореи, но уже не в Иран
или Сирию, а в Ирак, и что к этому рейсу
опять-таки причастен Nordex.

Лучанский не отрицал, что его фирма была
владельцем самолета, но открещивался от
обвинений как в перевозке, так и в торговле
оружием. После этого скандала он отдал
самолет "Югорскому" в счет уплаты
кредита. Версия же о причастности главы
"Нордекса" к тайной торговле оружием
прочно прижилась в западной прессе. Причем
спецслужбы США, по утверждению Time стали
прослушивать офис Лучанского в Вене.

Скандал имел продолжение. В мае 1994 года в
подкомитете Сената США по организованной
преступности в бывшем СССР выступил
бывший замминистра внутренних дел России
Михаил Егоров. Он заявил, что возглавляет
Nordex чеченец Умар, родной брат которого
имеет отношение к наркомафии, а саму
компанию российские правоохранительные
органы подозревают в "нелегальной
деятельности".

Вскоре Лучанского не пустили в США, тот
направил в российское МВД письмо,
потребовав разъяснений. Оттуда ответили,
что в выступлении Егорова "имели место
неточности" и что "у МВД России нет
оснований связать Nordex с подпольным
бизнесом вообще и международным
наркобизнесом в частности". Об этом
ответе из России Лучанский уведомил Сэма
Нана — руководителя подкомитета Сената США
по оргпреступности. Однако для США глава
Nordex так и остался persona non grata.

Но на этом неприятности не кончились.
Лучанскому также ограничили въезд в
Канаду и Англию и отказали в австрийском
гражданстве. Начали рушиться его деловые
проекты в СНГ. К примеру, в прошлом году
американский Eximbank отказался дать крупный
кредит на развитие Карагандинского
металлургического комбината в Казахстане,
где "Нордексом" совместно с
американской United Steel Corp. было учреждено СП.
По данным Лучанского, на отказе в
финансовой поддержке проекта настояли
чиновники из Госдепартамента США, которые
посоветовали руководству Eximbank "держаться
подальше от этого человека". Также не
состоялся совместный проект с канадским
горнодобывающим гигантом "Плассер Дом
Инк" и с нефтяной компанией Mobil.
Стараниями американских спецслужб была
расстроена и сделка с американской
инвестиционной компанией Salomom Brothers,
которая согласилась было дать средства на
строительство второй очереди московского
пивоваренного завода "Князь Рюрик".

"Теперь, — признался Лучанский, — я только
теряю. Приходится работать только в России.
Западный рынок для меня практически
закрыт".

 

Источник