«Чтобы их привлекли к ответственности, нужен резонанс»: сестра пострадавшего от пыток в казанской полиции обратилась в ЕСПЧ

«Чтобы их привлекли к ответственности, нужен резонанс»: сестра пострадавшего от пыток в казанской полиции обратилась в ЕСПЧ

Здание ЕСПЧ. Фото: Vincent Kessler / Reuters

Надежда Шакирова, сестра осужденного за разбой и вымогательство жителя Казани Сергея Григорьева, которого пытали в отделе полиции, обратилась с иском в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В составлении документа ей помогала юрист правозащиты «Открытой России» Эльза Нисанбекова.

Похищение и обыск

В тексте жалобы, которая есть в распоряжении редакции «МБХ медиа», говорится, что в отношении Григорьева была нарушена третья статья Европейской Конвенции о защите прав человека (Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию). Также Сергей был лишен права на справедливое судебное разбирательство — несмотря на все старания Шакировой, дело о пытках так и не было возбуждено.

Григорьева задержали 10 апреля 2017 года. В тот же день в его квартире прошел обыск. Дома была только бабушка Сергея, которой сотрудники полиции не объяснили, зачем проводят обыск, не сказали, где находится сам хозяин квартиры и не выдали копию протокола.

Задержание отрицали и в дежурной части полиции. Только на следующий день, 11 апреля, адвокату Григорьева Константину Сазонову позвонили и сообщили, что Сергей находится в подразделении по борьбе с организованной преступностью. В тот же день адвокату удалось встретиться со своим доверителем.

Григорьев рассказал, что его обвиняют в похищении в 2009 году некого Алишера Джалолова, и вымогательстве у него 15 тысяч рублей. Сам Джалолов в 2017 году, на момент задержания Сергея, в седьмой раз отбывал наказание в колонии.

Душили пакетом, били током

По словам Сергея, вечером 10 апреля заместитель начальника по борьбе с организованной преступностью Дмитрий Марфин, оперуполномоченный Дмитрий Иванов и еще трое не назвавшихся сотрудников душили его полиэтиленовым пакетом, пока Григорьеву не удалось прогрызть пакет зубами. Затем его пытали током: к ногам и ягодицам прикладывали контакты и гоняли ток по его телу с помощью самодельной динамо-машинки.

На следующий день, 11 апреля, Григорьева с болью в коленях доставили в поликлинику. Врач зафиксировал двусторонние ушибы коленных суставов и выдал соответствующую справку. «В справке указано наличие повреждений. А оперуполномоченный уже в своих документах дописал, что они были получены за два дня до задержания», — рассказала юрист Нисанбекова.

«Чтобы их привлекли к ответственности, нужен резонанс»: сестра пострадавшего от пыток в казанской полиции обратилась в ЕСПЧ

Фото: Надежда Шакирова

Спустя два месяца, в июне 2017 года, Григорьева обвинили еще и в нападении и вымогательстве денег у Оскара Булгакова, который в тот момент, как и Джалолов, в седьмой раз отбывал наказание в колонии.

Эльза Нисанбекова отметила, что нападение на Булгакова произошло в 2010 году, тогда же по этому делу осудили ранее судимого Александра Максимова. Но пострадавший рассказывал еще о двух нападавших, которых не мог ни назвать, ни даже описать. «В 2010 году он не мог вспомнить людей, которые ему угрожали, а спустя семь лет вдруг вспомнил Григорьева», — говорит Нисанбекова.

Обращение в ЕСПЧ для огласки

В итоге Григорьева сделали сообщником Максимова. 27 декабря суд признал его виновным в вымогательстве и разбое, совершенными группой лиц. Сергей получил пять лет лишения свободы в колонии общего режима, его «сообщник» — восемь.

Еще до вынесения приговора сестра Григорьева Надежда начала обращаться во все возможные инстанции, чтобы доказать применение пыток сотрудниками управления по борьбе с организованной преступностью. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин ответил, что никаких нарушений не обнаружено.

В республиканском управлении Следственного комитета Наталье сообщили, что никаких доказательств пыток в отношении Сергея нет. Женщина сказала о справке, которая подтверждала ушибы колен Григорьева. Тогда следствие сослалось на экспертизу. Но Нисанбекова сомневается, что она проводилась: «Я полагаю, экспертизы вообще не было. В ответе об отказе в возбуждении дела идет ссылка на какую-то экспертизу, но нет ни ее номера, ни даты проведения. Сам Григорьев не участвовал в ее проведении».

Юрист считает, что обращение в Европейский суд поможет предать дело огласке: «Основная претензия этой жалобы — отсутствие судебного разбирательства. Для того, чтобы сотрудников полиции, которые пытают людей, привлекли к ответственности, необходим общественный резонанс. Возможно, его удастся добиться через обращение в ЕСПЧ и публикации в СМИ».

Источник