«Мы же не виноваты, что денег нет». Волгоградский суд оставил семью без надежды на получение собственной квартиры

«Мы же не виноваты, что денег нет». Волгоградский суд оставил семью без надежды на получение собственной квартиры

Фото: Артур Новосильцев / ТАСС

Семейная пара Анна и Андрей Слепцовы из Волгограда в 2013 году стали участниками федеральной программы «Жилище», по которой молодой семье полагалась субсидия на приобретение жилья в размере 750 тысяч рублей. Годы шли, финансирование программы неожиданно заморозилось, а в 2017 году Слепцовы узнали, что их вычеркнули из очереди из-за того, что Анне исполнилось 36 лет — максимальный возраст участника программы. Супруги надеются оспорить решение в Верховном суде, потому что нижестоящие инстанции заняли позицию администрации города.

«Обеспечение жильем молодых семей»

В 2010 году Правительство утвердило федеральную целевую программу «Жилище» на период 2015—2020 год. Подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей» должна была помочь молодым семьям встать на ноги и обзавестись собственной недвижимостью. Государство обещало субсидии в размере от 30% до 35% от расчетной стоимости жилья в зависимости от наличия детей.

Об этой программе Слепцовы узнали от знакомых в 2012 году и сразу загорелись идеей получить свою квартиру. С 2007 года семья снимает дом у знакомых в поселке Максима Горького на окраине Волгограда, до этого жили по съемным квартирам. Поэтому, когда у них появилась возможность получить собственное жилье — они долго не раздумывали. Слепцовы планировали сложить материнский капитал и государственную субсидию и взять доступную ипотеку на несколько лет.

Условия участия выглядели вполне безобидными — возраст супругов младше 35 лет, подтвержденная платежеспособность и признание семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий. Слепцовы подходили по всем пунктам, и, хотя возня с документами заняла какое-то количество времени и нервов, уже в 2013 году семья встала в очередь под номером 615. Представители администрации заверяли, что программа хорошо финансируется и уже через два-три года семья сможет переехать в собственную квартиру.

Шло время, но очередь почти не сокращалась. Никаких открытых данных о выданных сертификатах администрация не публиковала, поэтому отследить процесс движения очереди было невозможно.

«У меня одна знакомая вступила в программу позже нас, но почему-то получила в тот же год. А мы — нет. Как двигается очередь — непонятно. Когда мы на суде запросили информацию об этом, нам сказали, что это личные данные, которые нельзя раскрыть. Я уверена, что за эти годы много семей получили субсидии незаконно, в обход очереди. Некоторые говорят, что заплатили. У кого-то там знакомые», — рассказала нам Анна Слепцова.

«Мы же не виноваты, что денег нет». Волгоградский суд оставил семью без надежды на получение собственной квартиры

Анна и Андрей Слепцовы. Фото: v1.ru

«Исполнилось 36 — до свидания»

Неладное супруги почувствовали еще в сентябре 2016 года, когда они не получили письмо от администрации с порядковым номером, по которому можно отследить, как сдвинулась очередь за год. Андрей поехал в город, где ему устно сказали, что они уже «двести какие-то» по счету. Слепцовы обрадовались, что ждать осталось недолго. В 2017 году письмо опять не пришло. Когда они поехали в администрацию, им сказали, что с марта они в очереди не стоят, потому что Анне исполнилось 36, а значит, они больше не молодая семья и участвовать в программе не имеют права.

«Получается, что мы теперь не угодны обществу, потому что мы старые. Единственная зацепка и надежда на то, что эта программа на тот период, пока мы стояли в ней, не финансировалась и не исполнялась. Об этом на суде заявили представители администрации. Говорят: „Ну мы же не виноваты, что финансирования не было“. А я виновата, что земля крутится, и годы идут? Все упирается в один пункт — возраст. Больше никто ничего не рассматривает: исполнилось 36 — до свидания. Никого не волнует, есть ли у нас деньги на жилье, бомжи мы или нет», — жалуется Анна.

Поход на прием к губернатору тоже ничего не изменил. Слепцовым посоветовали взять ипотеку с пониженной ставкой. Но, по словам супругов, они не смогут финансово это потянуть, хотя оба работают. Получить ипотеку на тридцать лет они уже не смогут из-за возраста, а меньший срок увеличит размер ежемесячной выплаты. По подсчетам Анны, им придется платить около 20−25 тысяч в банк лет двадцать. При этом, средняя зарплата в Волгограде 20 тысяч у женщин и около 35 тысяч у мужчин. С учетом того, что у них на руках два ребенка, зарплат обоих будет хватать впритык на еду и коммунальные платежи.

«Нам останется денег только на покушать, чтобы не умереть. Мы же не виноваты, что денег нет. Я считаю, смотрю разные варианты, я ничего не могу придумать. Многие говорят — попробуйте накопить. Но не с чего копить, как бы мы не экономили. Если будем откладывать по пять тысяч в месяц — нам сто лет копить придется», — говорит Слепцова.

По словам супругов, их случай не единичный. Только в Волгограде ежегодно несколько десятков семей выпадают из очереди из-за достижения одним из супругов 36-летнего возраста. Так, в Барнауле в 2018 году 540 семей исключили из списка очередников по этой причине. Некоторые семьи вынуждены разводиться, чтобы продлить время ожидания в очереди.

«Я надеюсь, что кто-то обратит внимание на эту ситуацию, все надо менять в корне. Если я не помогу себе — то хотя бы другим людям в аналогичной ситуации. Надо менять правила. У нас какие браки в основном? Жены младше мужей лет на пять. Девушке тогда легче развестись и встать в очередь, тогда у нее будет в запасе больше лет. Этим пунктом они подталкивают семьи на обман», — размышляет Анна.

Сейчас единственная надежда супругов — Верховный суд. Если он вынесет решение в пользу Слепцовых, то десятки семей, исключенных из списка по возрасту, смогут восстановиться и получить свое жилье.

Источник