«Токсины убивают не сразу, но гарантированно»: как прошел митинг в Клину против мусорного полигона

«Токсины убивают не сразу, но гарантированно»: как прошел митинг в Клину против мусорного полигона

Фото: Андрей Самохоткин

Больше года жители Клина борются с мусорным полигоном. В «Алексинский карьер» свозят отходы из Москвы и области, хотя он для этого не предназначен. Экологическая ситуация в городе и прилегающих деревнях оставляет желать лучшего. Активисты винят в происходящем районную администрацию и ее главу Алену Сокольскую. 18 августа на городском стадионе прошел митинг против полигона.

В тихом омуте

Клин — город на пути из Москвы в Санкт-Петербург. Здесь провел последние годы жизни Петр Ильич Чайковский. Его дом-музей спрятался на обочине федеральной трассы «Россия». Интерьеры особняка не менялись после смерти композитора: перед зеркалом стоят флаконы духов, на прикроватном коврике лежат домашние тапочки. Музейный архив регулярно посещают зарубежные исследователи.

А на окраинах Клина выросла тоскливая череда многоэтажных домов. Некоторые кварталы напоминают скорее временные стоянки кочевников, чем постоянное жилье. В дореволюционных торговых рядах разместилось отделение «Евросети». На вокзальной площади приезжающих встречает обесточенный фонтан. Четыре года назад небезызвестный сын генерального прокурора Игорь Чайка обещал превратить заштатный городок в открыточный Зальцбург. Не получилось.

Рядом с городом раскинулся «Алексинский карьер». В 2017 году жители подмосковной Балашихи пожаловались Владимиру Путину в рамках «прямой линии» на запах, источаемый мусорным полигоном «Кучино». Работу полигона сразу приостановили. Потоки мусора перенаправили на другие свалки, включая «Алексинский карьер». Он не предназначался для такого количества отходов. Местные жители страдают из-за непрекращающегося зловония, устраивают митинги, дежурят у полигона и закидывают жалобами управляющие инстанции.

«Токсины убивают не сразу, но гарантированно»: как прошел митинг в Клину против мусорного полигона

Фото: Андрей Самохоткин

Министерство экологии и природопользования Московской области трижды привлекало к административной ответственности компанию ООО «Комбинат», управляющую полигоном: в октябре 2016, в апреле и в ноябре 2017 года. Полигон закрыли в 2013 году, но теперь срок эксплуатации продлили до 2033 года. В ближайшее время министерство обещало построить систему дегазации. Аккредитованная лаборатория провела экологическую экспертизу и обнаружила, что в ноябре 2017 года концентрация сероводорода и диоксида азота в воздухе превысила предельно допустимые цифры. За прошедшие месяцы ситуация не улучшилась.

«По проекту в год должно было поступать 270 000 тонн отходов (74 машины в сутки), но только за 2017 год поступило 833 000 тонн. Временами проезжало до 700 мусоровозов. Все это было без соблюдения технологии захоронения, без пересыпки», — рассказывает активистка Татьяна Бахметьева. «Только после обращения в правительство в ноябре 2017 повезли грунт для пересыпки. Затем поступление грунта возобновили 11 марта 2018 года, когда жители вышли на дорогу к свалке и перекрыли проезд», — говорит она.

По словам Бахметьевой, факельная установка работает без фильтров, которые предусматривал проект, а также без разрешения на выбросы. Систему дегазации не построили. Зато строят дорогу и вырубили ради нее 28 гектаров леса: «Строительство начали до выдачи разрешительных документов, без перевода земельных участков в другую категорию. Начало дороги проходит по частной земле, взятой под арест. Согласование лесопарковой зоны для строительства проведено администрацией с нарушением лесного законодательства. Свалку расширят на 22 гектара».

Нам нечем дышать

3 августа активисты подали заявку в городскую администрацию, чтобы провести митинг на стадионе «Строитель». Акцию согласовали. Я приехал на стадион в 12 часов дня 18 августа, как раз к началу митинга. Люди пришли с детьми, которые беспорядочно бегали по ржавеющим рампам скейт-парка. В динамиках раздавались песни Владимира Высоцкого и группы «Машина времени». Несколько полицейских автомобилей припарковались у входа на стадион. Обстановка была безмятежной.

На возвышение взобрался один из организаторов митинга и наиболее активный спикер, Игорь Мочалов. Он объяснил, что митинг организован совместно с КПРФ. Мочалов рассказал, что ему выписали уже три административных протокола. «Не мы экстремисты. Экстремисты — те, кто собственными руками довел ситуацию до социального взрыва, повесив решение проблем на население Подмосковья», — заключил Игорь Мочалов.

Микрофон передали Татьяне Бахметьевой. Она пересказала основные статистические данные и посетовала на отсутствие поддержки со стороны горожан: «Без пересыпки мы бы все тут задохнулись, но люди этого не понимают. Что нужно сделать, чтобы разбудить наших клинчан?» Из толпы раздался женский крик: «Мы всё понимаем, но Сокольская угрожает бюджетникам. Многие бюджетники не идут, потому что боятся». «А не слишком ли все трусливые стали? Сколько можно терпеть!», — осадила ее женщина с плакатом в руках.

Следующим выступил Николай Дижур, депутат совета депутатов городского округа Чехова и один из организаторов весенних митингов в Московской области. Он считает, что глава местной администрации Сокольская заинтересована в том, чтобы полигон продолжал работать. В конце своей речи Дижур предложил проголосовать против действующего губернатора Андрея Воробьева на выборах, которые состоятся 9 сентября. Дижур привез с собой пачку газет под названием «Долой!». Их раздали присутствующим.

«Токсины убивают не сразу, но гарантированно»: как прошел митинг в Клину против мусорного полигона

Фото: Андрей Самохоткин

«19 сентября будет официальное открытие „дороги смерти“ до полигона длиной в 8,5 километров. На нее выделено 2 миллиарда бюджетных средств. Чьи интересы выражают наши чиновники?», — задается вопросом Игорь Мочалов. «Внезапно одна коммерческая организация воспылала большой любовью к правительству Московской области и подарила ему 40 гектаров земли. Правительство передало землю в аренду ООО „Комбинат“. На 22 гектарах планируется расширение свалки и строительство мусоросжигательного комплекса».

Над толпой возвышается желтый транспарант со скабрезным анекдотом на тему человеческой глупости. Около постамента стоят активисты с плакатами. «Вместе мы заставим хозяина свалки заплатить за нанесенный нам вред!», — гласит один из них. «Свалочный газ, фильтрат и токсины с факела убивают не сразу, но гарантированно. Давайте бороться вместе!», — призывает другой.

Активист Алексей Котов обратил внимание публики на представителей военного аэродрома [в нескольких километрах от полигона расположился военный аэродром Клин-5 — прим. «МБХ медиа»], утверждающих, что свалка незаконна с момента строительства в 1993 году, и ее следует ликвидировать. «С момента последнего митинга там выросла еще одна гора», — добавляет он.

Юрист Андрей Мешков уже подал в суд на Министерство обороны. Дело в том, что полигон и аэродром — взаимоисключающие вещи, соседствовать они никак не могут. «Свалка угрожает безопасности полетов. Когда на чей-нибудь дом упадет вертолет из-за того, что жирная чайка попала в его винты, военные вспомнят об этом», — сказал Мешков. Кроме того, он напомнил, что в этом деле может появиться первый политический заключенный. Игорь Мочалов исчерпал лимит административных протоколов. Если его арестуют еще раз, то на него заведут уголовное дело из-за неоднократного нарушения законодательства о собраниях и митингах.

В небе пролетел одинокий дрон. Постепенно митинг потерял интенсивность из-за никудышной организации. Всё происходило по сюжету басни «Лебедь, рак и щука» Ивана Крылова. Одна из выступающих рассказала о проблемах с переселением в новое жилье, другая — о свинарнике в соседней деревне, третья — о помощи инвалидам. Коммунисты вспомнили о таинственных иностранцах, которые грабят страну. «А Путин-то знает об этом?», — ни с того ни с сего сказала шамкающая старуха, очнувшись от полусна, и сразу же погрузилась в него обратно. Наконец, люди подписали манифест и разошлись.

Источник