«Не буду признавать дом аварийным — мне некуда вас расселить»: как сирота живет в развалившемся от взрыва доме

«Не буду признавать дом аварийным — мне некуда вас расселить»: как сирота живет в развалившемся от взрыва доме

Дом, в котором живет Ольга Алексеева. Фото из личного архива

Ольге Алексеевой 20 лет, три года назад она потеряла родителей. Как сироте ей по закону положено социальное жилье. Но местная администрация не выдает его и не ставит девушку в очередь, потому что после смерти родителей она продолжает жить в муниципальном доме по договору найма. Там несколько лет назад взорвался газовый баллон и полностью рухнул один из трех подъездов. В доме нет отопления, воды, туалета и течет крыша, но присланная после обращения в прокуратуру комиссия признала его пригодным к жилью и посоветовала починить розетки.

«Пригодно для проживания»

Ольга Алексеева живет в деревне Лукино Красногородского района Псковской области. В 2015 году, когда ей было семнадцать лет, умер отец Алексей Митрофанович, до этого в 2010 году скончалась мама Елена Алексеевна. Всю жизнь родители Ольги работали в местном колхозе, за что и получили муниципальное жилье в двухэтажном доме на улице Новой. В 1994 году в нем по вине пьяного курильщика взорвался газовый баллон, в результате обрушился один из трех подъездов, в стенах пошли трещины, прохудилась крыша. Но новое помещение людям никто не предоставил.

На момент смерти Алексея Митрофановича Оля еще училась в школе, но сразу обратилась в управление опеки и попечительства Красногородского района. Специалист Светлана Егорова объяснила ей, какие документы нужно собрать, и девочка с ее помощью оформила все необходимые бумаги.

«Не буду признавать дом аварийным — мне некуда вас расселить»: как сирота живет в развалившемся от взрыва доме

Ольге Алексеева. Фото из личного архива

После школы Оля поступила в Псковский политехнический колледж на специальность «Флорист, садовник, цветовод». Так как к моменту окончания учебы в 2017 году никакой информации от администрации Красногородского района о полагающейся по закону квартире не было, девушка сама пришла разбираться в опеку. Там ей объяснили, что из всех списков на получение социального жилья Оля вычеркнута. «Ты не нуждаешься в квартире, у тебя есть жилье в доме на улице Новой», — любезно сообщили соцработники.

Оля не согласилась и поехала выяснять причины отказа к другим чиновникам районной администрации. «У тебя в деревне Лукино квартира, там можно жить», — повторили и они. Тогда девушка написала заявление в прокуратуру. Надзорное ведомство долго молчало, а потом прислало межведомственную комиссию. «В комиссии были работник из пожарной, архитектор, заместитель главы администрации и еще одна женщина, роль которой Ольге выяснить не удалось. Они буквально пять минут походили по квартире и говорят: „Всё, поехали, нам другие дела надо решать“», — вспоминает Ольга. На ее вопрос, что же все-таки они решили, ответил заместитель главы администрации Красногородского района Игорь Федоров. «Я не буду признавать дом аварийным, потому что мне некуда вас расселить», — честно объяснил чиновник.

Позже специалисты той самой межведомственной комиссии прислали Ольге заключение, где рекомендовалось заменить в доме розетки и вставить в пустующие оконные и балконные проемы стекла и двери. О разрушенной взрывом стене дома документ умалчивал. Официального ответа от районной прокуратуры девушка тоже так и не дождалась.

Два дня назад она письменно обратилась к врио губернатора Псковской области Михаилу Ведерникову, рассказала о том, как последняя комиссия посчитала дом пригодным к проживанию, уточнив, что тому требуется «необходимый, а, возможно, и капитальный ремонт», и приложила фотографии помещения. «Руки опускаются после такого, ведь дом просто разваливается на глазах», — пожаловалась Оля.

«Не буду признавать дом аварийным — мне некуда вас расселить»: как сирота живет в развалившемся от взрыва доме

Подъезд дома. Фото: Ольга Алексеева

По ее словам, помимо разрушенного подъезда и стен, в квартире в доме № 7 на улице Новой нет отопления, туалета (Оля вынуждена ходить на улицу — прим. «МБХ медиа»), канализационной системы, централизованного водоснабжения. «У нас зимой очень холодно, особенно по утрам. А когда печки топим, те тоже разваливаться начинают — кирпичи сверху сыпятся, а над ними стенка треснула. Потолки текут постоянно», — перечисляет Ольга. Отремонтировать все это за свой счет девушка не может, сейчас она стоит на местной бирже труда: работы в деревнях традиционно нет.

«В доме все прекрасно, жители все довольны!»

По закону ей как сироте положено бесплатное социальное жилье. Но в первом пункте Федерального закона № 159 «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и дете, оставшихся без попечения родителей» указано, что «благоустроенные жилые помещения специализированного жилищного фонда предоставляются по договорам найма детям-сиротам, которые не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма». Ольга Алексеева сейчас как раз и живет по договору социального найма в разрушенном доме. Чтобы ее поставили в очередь как сироту даже при условии имеющегося договора социального найма, нужно доказать, что квартира не соответствует нормативам площади, установленным в регионе, санитарным условиям или непригодна для жилья. В заключении территориального управления соцзащиты от 2017 года указано, что в квартире Ольги Алексеевой на каждого приходится по 8,98 квадратных метра (вместе с ней там прописаны еще несколько братьев и сестер), это ниже учетного норматива. Про санитарные условия исчерпывающе высказалась межведомственная комиссия, которую, напомним, смутили лишь розетки и зияющие проемы в окнах дома. С третьим пунктом о непригодности не согласны местные власти.

«Не буду признавать дом аварийным — мне некуда вас расселить»: как сирота живет в развалившемся от взрыва доме

Вид на дом. Фото: Ольга Алексеева

«Дом мы не признаем аварийным, и в квартире у девочек все нормально. Стенка дома (та, самая, которую разрушило взрывом бытового газа — прим. «МБХ медиа») — это другое совсем, она никаким образом не мешает подъезду, в котором проживают люди, — заявила глава администрации Красногородского района Псковской области Валентина Понизовская в разговоре с корреспондентом «МБХ медиа». Она утверждает, что вода в доме уже есть, крыша перестала течь, потому что ее подремонтировали. «Девочки сейчас там не живут, но понятно, что хотят получить жилье. Могут обратиться в суд — мы это им говорили», — говорит Понизовская. Глава района также подчеркнула, что в программу капитального ремонта на 2019 год дом № 7 на улице Новой не вошел. «Мы своими силами там подремонтировали, крыша, повторюсь, не течет, жители довольны, вопросов у них нет <…> Все прекрасно, все хорошо», — считает чиновница.

Источник