«Я пенсионер МВД и не боюсь госорганов»: активистка из Владикавказа провела одиночный пикет против повышения пенсионного возраста

«Я пенсионер МВД и не боюсь госорганов»: активистка из Владикавказа провела одиночный пикет против повышения пенсионного возраста

Индира Габолаева. Фото: личная страница в Facebook

Во Владикавказе общественница Индира Габолаева провела одиночный пикет против повышения пенсионного возраста и НДС у здания правительства Северной Осетии. Но донести свою позицию до депутатов, рассматривающих законопроект, ей не удалось — помешали сотрудники администрации и центра «Э», объяснив, что она «подает плохой пример». Бывшая сотрудница МВД рассказала «МБХ медиа», как, выйдя на пенсию, стала заниматься общественной деятельностью и почему жители республики против законодательной инициативы.

В МВД женщина проработала 15 лет, последние восемь — на оперативных должностях: в управлении по борьбе с организованной преступностью, в оперативно-розыскной части, в оперативно-сыскном отделе и в районном уголовном розыске. В 39 лет в звании майора она вышла на пенсию, получает 14 тысяч рублей в месяц.

«Сейчас мне 41, и уже в этом возрасте найти работу в Осетии без знакомств и связей невозможно. Большинство женщин предпенсионного возраста вынуждены работать на самых-самых низкооплачиваемых работах, потому что их никуда не берут, — объясняет Индира. — В маленьких населенных пунктах, где нет работы, пенсионеры содержат всю свою семью, потому что трудоспособные граждане не могут никуда устроиться. Принимать закон о повышении пенсионного возраста при таких обстоятельствах цинично».

Узнав о законопроекте, общественница провела на своей странице небольшой соцопрос и убедилась, что жители республики в большинстве своем против повышения пенсионного возраста. Индира уверена, что закон негативно отразится на жизни ее близких и знакомых, поэтому решила действовать, несмотря на скептическое отношение к уличным протестам.

«Я пенсионер МВД и не боюсь воздействия со стороны госорганов, потому что уволить меня уже не могут и я не завишу от каких-то структур. В государстве, где за народом признано верховенство власти, выходить на протестные акции в рамках неправильного закона о митингах, нарушающего Конституцию Российской федерации, нужно в крайних случаях. Я сторонник юридических методов борьбы, и для меня то, что я вышла с плакатом, скорее, исключение».

Утром 22 июня активистка вышла к зданию правительства Северной Осетии с плакатами «Депутаты парламента РСО-Алания, проголосуйте против пенсионного возраста», «Я против повышения пенсионного возраста», «Я против повышения НДС» и «Референдум». Габолаева надеялась застать депутатов перед началом рабочего дня и донести до них мнение населения. Но этого не вышло. К женщине сразу же вышла глава пресс-службы Фатима Сабанова, ведущая ГТРК «Пятница», и отвела в свой кабинет, где стала доброжелательно объяснять, что свою позицию можно выразить, не выходя на улицу, а, например, обратившись к одному из депутатов напрямую или придя к ней на эфир. Сабанова добавила, что протестную акцию могут «истолковать неверно», а «другие силы» воспользуются ею «в своих интересах».

«Я не стала вникать, что имелось в виду, потому что понимала, что время уходит, оставила свой номер и ушла обратно, но у здания правительства и парламента уже никого не было».

Тогда активистка пошла на улицу Куйбышева к перекрестку, где обычно многолюдно: рядом базар, Северо-Осетинский государственный университет. Когда из-за жары толпа растворилась, Индира перешла на улицу Ватутина, а потом на Фрунзе. Прохожие читали текст на плакатах, соглашались, некоторые даже предлагали присоединиться к пикету.

«Законопроект направили в регионы на рассмотрение. Чтобы наши депутаты могли хотя бы возразить, мнение народа нужно визуализировать, чтобы его можно было увидеть, услышать, узнать, поэтому я пошла к зданию правительства».

К полудню Индира собралась домой, но ей неожиданно позвонили из Центра по противодействию экстремизму и пригласили в отделение, где провели профилактическую беседу, а потом отпустили.

«Я думаю, они за мной наблюдали, а когда увидели, что ухожу, сразу позвонили. Так как я бывший сотрудник, большинству я знакома, поэтому, думаю, они не приехали, а попросили приехать самой и даже оплатили мне такси. Сказали, что верят, что у меня были самые благие намерения, но их можно истолковать превратно, исказить, что я подаю плохой пример другим: возможно, кто-то выйдет уже „не с такими благими намерениями“».

У Габолаевой юридическое образование, выйдя на пенсию, она стала заниматься частной практикой, общественной деятельностью, пишет сайты на заказ. В фейсбуке в общей сложности на нее подписаны 15 тысяч человек, для Владикавказа это внушительная цифра. Индира помогает жителям республики. Например, недавно к ней обратилась вдова с просьбой занять денег на выпускной ее дочери, подписчики Индиры за два дня собрали нужную сумму — 20 тысяч рублей. Другую женщину три года преследует бывший муж и угрожает убить, если она не откажется от их общего ребенка. Индира написала об этом на своей странице, после чего ей позвонили полицейские и попросили удалить пост, пообещав разобраться. Но полгода спустя ничего так и не сделали, и Габолаева обратилась за помощью в Стыр Ныхас (высший национальный совет. — «МБХ медиа»), где женский совет взял проблему под контроль.

Источник