«В России делает погоду Парпалия»: Откровенно о последних событиях в воровском мире изнутри

«В России делает погоду Парпалия»: Откровенно о последних событиях в воровском мире изнутри

Каха Парпалия с сыном Винченцо и одесской братвой

Представитель воровского мира побеседовал с главаредом ИА «Прайм Крайм» Викторией Гефтер.

— Что изменилось в мире после приговора Шакро?

— Изменилось то, что, если раньше диктовали Озмановы (титулованные родственники Шакро Дато и Куся), то сейчас уже их начинают подкусывать, чего раньше бы никто себе не позволил. Последний, кто собирался поднять за армию и бильярдную (слухи о службе Нодара в Грузинской нацгвардии и работе Куси в бильярдной администратором), это Эдик (Асатрян). Но пока все на уровне угроз. Когда посадили Шакро, его уже перестали слушать и Джангвеладзе, и Шушанашвили, и Гули.

— Вы перечислили сейчас ТОП-3 воровского мира?

— До недавнего момента на свободе было три кита: Мераб (Джангвеладзе), Гули (Надыр Салифов) и Лаша (Шушанашвили). Те, кто задает тон. Сейчас остались Гули и Мераб.

— Мераб и Лаша взаимно не признают друг друга?

— Да.

— Не встречаются и не общаются?

— Нет конечно.

— А Гули общается и с тем, и с другим?

— Да, но с обоими на дистанции.

— И обоих воспринимает как воров?

— Да.

— Значит, единственный, кого признают все, это Гули?

— Да, но Гули не тот человек, кого они послушают. Сейчас такого человека, которого бы слушали все, нет. Единственный, кто был, это Шакро. Потому что его воровское было подкреплено силой: связями и деньгами. Но сейчас Шакро, какой бы ход ему не дали, из тюрьмы ничего не сможет.

— Чего хочет Мераб?

— Мераб хочет, чтобы Лаша пришел к нему и извинился, как извинялись перед Хасаном после убийства Рудика и корабля (сходки на Клязьминском водохранилище), когда их дальнейшая судьба была на его усмотрение.

— Мог Лаша сам себя посадить, чтобы отсрочить назревавшую встречу с Мерабом?

— Не думаю. Но, по-моему, его должны отпустить.

— У Гули больше шансов поссориться с Мерабом, чем с Лашей?

— Сейчас все только между ними.

— А за что избили Чурадзе?

— Ну за что… Они (Чурадзе и Барджга) встретились случайно в ресторане. Чурадзе сразу погнал на них (Алфасона и Нижарадзе). Начал с Коки (Шалибашвили): «Кока – не вор!» Потом коснулся Алфасона, Себискверадзе и всей их массы, к кому были «подходы». Называл их: «банда», «шантрапа». Он им не оставил выбора. Если бы они с ним так не поступили, он, выйдя оттуда, мог сказать, что их всех коснулся, что они не воры. Они не могли по-другому с ним поступить.

— А то, что ногами били, это адекватно?

— А как они били ногами Картвелишвили в Тбилиси?! Конечно, адекватно! Чурадзе сам там был неадекватный. Как малолетка вел себя. В кайфе, как говорят.

— А почему Барджга остался в стороне, он разве думает не так же, как Чурадзе? Почему не помог товарищу хотя бы драться?

— Если бы он поддержал, его бы тоже избили, тоже бы ушел оттуда не вором. Кто их потом станет слушать?

— Испугался что ли?

— Видимо, испугался. Ничего не предпринял, мнение свое не зафиксировал.

— И что сейчас? Что Црипа? (Темур Немсицверидзе, тесть Чурадзе)

— Црипа хочет помирить их. Говорит, что была «обоюдка». Они сказали: «Пусть думает, что у него «обоюдка». Для нас он — не вор».

— По поводу Миндии говорят, что Аслан увидел в нем серьезного соперника.

— Да, мог увидеть. Пока Аслан сидел, Лавасоглы забрал под себя пол-Батуми. И его там люди любят. Но, по нашим правилам, когда решается вопрос тебя должен охарактеризовать вор с твоего города. К Миндии «подошел» Чурадзе, без батумских, на что не имел права. Аслан, когда освободился, зафиксировал свою претензию.

— Чинчхлии тоже не было?

— Нет.

— Сейчас возле Миндии есть батумские: Рома (Хмаладзе) и Кусо (Карцивадзе).

— Рома по нашей жизни никто. И Кусо, не знаю, решил ли свой конфликт…

— Но Миндия свой еще может решить?

— Зависит от того, кто поддержит Миндию и попросит за него у Аслана.

— Кого бы Аслан мог послушать?

— Ближе всего к Аслану – Бадри (Когуашвили).

— У них еще намечена встреча?

— Конечно! Лавасоглы обязан собрать сходку и позвать Аслана, а там — как решит сходка.

— Может Миндия и победит Аслана?

— Может вполне. Никогда неизвестно, как пойдет.

— Кто вообще делает погоду в Москве?

— В Москве, да и по России в целом погоду делает Каха Парпалия. Он держатель всероссийского «общака». Создал свой круг. Подтянул Квежоевича (Гурам Чихладзе), Гуджу (Туркадзе). Решил вопрос, чтоб их тоже не трогали. Так же как и с Хаджи (Бейлаганским).

— Каха гарантировал Хаджи неприкосновенность?

— Да, ему обещали, если приедет в Москву, его не тронут, но у него оказалось убийство. А это уже другой отдел. Сказали, что по поводу убийств не договаривались.

— С кем еще общался Хаджи в Москве?

— С Квежоевичем, с Гуджей, отдельно с Эдиком. Хаджи, вообще, приняли у Эдика в офисе.

— В СИЗО они поддержат Хаджи как вора?

— Вряд ли. У Хаджи на воле были большие перспективы, но сейчас он — списанный материал. Поддерживать его не собираются.

В каких отношениях Эдик и Парпалия?

— Поначалу они не поладили. Каха на время даже уезжал из Москвы в Чечню, потому что ему сказали, что Эдик его заказал ментам. Но потом «погоны» их помирили и Каха вернулся.

— Кахе разве не опасно находиться в Чечне? Ему же объявлена кровная месть за убитого чеченца, который коснулся их с Тахи в «Генацвале»… Или ее отменили?

— Кровную месть не отменили, но простым смертным трудно до него дотянуться. К тому же он после того уже подружился с первыми лицами и находился у них в гостях.

— А Парпалия за счет чего так поднялся? Неужели из-за женитьбы на племяннице Цоци?

— Какой Цоци!? Каха очень умный, умеет найти подход к людям. Он вообще начинал в Москве как барсеточник. Сам крал. Потом появились свои бригады, договорился с ментами о «крыше», завязал отношения. Сейчас те начальники райотделов может быть стали в МВД большими людьми. Почему его трогают? А первые серьезные деньги Каха сделал в Одессе на контрабанде. Сейчас живет на Рублевке с прислугой, поварами, охраной отдельно для себя и семьи. Даже Бадри уже, который еще в больнице, встретившись с Кахой, первым делом поинтересовался, почему должным образом не «греются» «красные» управы такие, как Красноярск и Владимир, для чего еще деньги, если не на нужды заключенных?

— И что ответил Парпалия?

— Наверное, что-то принял к сведению.

— Бадри еще не напоминали о претензиях?

— Нет, но недавно Бадри разговаривал с Русланом (Шляпой Младшим).

— Руслан сам ему позвонил?

— Да. И они поговорили на дружелюбной ноте. Пришли к взаимопониманию, что воровское на первом месте. Пожелали друг другу мира и обещали не ссориться.

— Острых тем не касались?

— Нет. Но этот разговор тоже много значит. Никто уже не хочет воевать. Война отнимает много сил. Когда воры нападают друг на друга, это не от того, что они так хотят, а потому что должны, чтобы их не посчитали слабыми. Многое делалось назло.

— Как отнеслись к этому разговору их друзья и родственники?

— Все отнеслись нормально, как умные люди. Все понимают, что худой мир лучше ссоры.

— Есть вариант, что Руслан окажется ближе к Бадри, чем к Роланду?

— Это исключено. Если начнется война, Руслан будет с отцом.

— С Костылем у Руслана будет продолжение?

— С Костылем неясно, разговор открыт. Думаю тоже придут к пониманию, так как у них общие друзья.

— Готовы ли встречаться с Бадри его «претензеры»?

— Конечно, готовы. Сейчас все внимание на Бадри, как он себя поведет. Если так же, как в прошлый раз, когда, будучи сам под конфликтом, ругал воров «негодяями» и призывал не признавать их «подходов», значит будет война. Все зависит от него самого. Но пока никто у Бадри не заметил воинственной нотки. Для пользы воровского обеим сторонам будет лучше о чем-то не вспоминать.

— Что вообще от него слышно?

— Пока Бадри высказывался, что надо всеми способами бороться в лагерях с «беспределом», перекрашивать «красные» зоны в «черные». Тратить на это внимание. Еще очень озабочен судьбой Тахи (Георгий Углава). Всячески старается его вытащить.

— С кем из видных «москвичей» (Парпалия, Бадри, Асатрян, Озманов, Вагиф) могут столкнуться интересы Гули?

— Из перечисленных у Гули хорошие отношения только с Вагифом. Со всеми остальными возможен конфликт. Гули очень амбициозен и никому не уступает ни в чем.

— С Эдиком у него уже был разговор?

— Да. Один раз Эдик попросил за своего человека, но Гули ему отказал. Для высокомерия Эдика это очень чувствительно.

— Эдик как-то пытается помочь Сергею?

— Пытается, но ничего не выходит. Сергей много с кем испортил отношения. Считался «золотым мальчиком», думал: «папа все решит, дядя всех купит». Не контролировал себя и при этом очень большой интриган. Даже ментам зубы показывал. Надеюсь, этот срок его вразумит, спустит с небес на землю.

— Есть шанс, что Эдик договорится с Воскресом так же, как с Мироном?

— Есть, но мизерный, так как Воскрес его самого не любит.

— С чего эта нелюбовь?

— Сначала они все были вместе. Когда Хасан оттолкнул Эдика от себя, Эдик начал ругать Хасана и его круг.

— Эдик не сам ушел?

— Нет. Эдик начал за спиной Хасана налаживать отношения с другой стороной. Хасан узнал. Когда Эдик пришел к Хасану, он на глазах у всех не подал ему руку, сказал: «я твоей чести вора касаться не буду, но ты моей руки не заслуживаешь». Эдик очень этим огорчился. С тех пор недоверие и Воскреса. Сегодня у Эдика нет своего серьезного круга, хотя бы такого, как у Парпалии. Больше врагов, чем друзей. Никто из-за Эдика рвать жилы не станет.

— Есть предпосылки для каких-то разборок с участием Гули?

— У Гули осталось два нерешенных момента: Альберт и Шарап. Из-за Альберта может быть конфликт с питерскими, а из-за Шарапа – c теми, кто будет мешать. Еще разногласия были из-за Эмина с Важей Биганишвили, но там, думаю, все уже позади.

— Эмин сейчас не вор?

— Вообще, по нему был прогон…

— А сейчас?

— Сейчас он в Красноярске. Там прогоны роли не играют.

— В остальном Гули оправдал все надежды?

— Да, все свои «предвыборные обещания» он выполнил. Объединил круг, помирил, поддержал.

— Гули общается с Гизо (Кардавой)?

— Про это не слышал.

— Разве те, кого вы называете «кругом Гули», не ближе к Геле (Кардаве)?

— Да, Гия Зарандия, Коля Томский, Андрей Чили, Дато Осетин преданы Геле.

— После конфликта с Азизом, когда чеченцы стали выкладывать в Интернет оскорбительные видео в адрес Гули, некоторые ссылались на Шейха Хамзата. Что он из себя представляет?

— Хамзат — вымышленный персонаж. Никто и никогда никем не был, даже «стремягой» его никто не знал. Был в Азербайджане на побегушках у муфтия, поэтому стал называть себя «шейхом». Потом на какой-то общей теме где-то сфоткался с Ровшаном и начал представляться его другом. Никаких титулов и богатств, которые он себе приписывает, у него нет. Вводит чеченцев в заблуждение, представляясь чеченцем, хотя он — азербайджанец. Просто набирает подписчиков за счет обмана тех, кто не разбирается в воровском. Обычный шоумен.

— Да, но он понимает, что его шоу смертельно опасное? Зачем он дразнит Гули? Гули принимает его всерьез?

— Гули его знать не знает. Сейчас на имени Гули пропиариться легче всего. В мае по поводу Хамзата в Чечне собирались воры: Азиз (Батукаев), Слепой (Хусейн Ахмадов), Большой (Ислам Эдильгиреев). Ахмед (Домбаев) был на связи. Все единогласно решили, что Хамзат сеет раздор и смуту, он никто и звать его никак. Всем было дано указание Хамзата не воспринимать. Это чтобы из-за него не пострадали невинные.

— Какая ситуация в Армении? Отразилась ли смена курса на Запе (Андраник Согоян) и Сурике (Сурен Аветисян)?

— Зап и Сурик все еще считаются одними из самых влиятельных людей в Армении, но власть с этим борется.

— Как бы вы описали сегодняшние настроения в целом?

— Стремление к миру.

Источник